Каталог
издательские серии
Золотая библиотека
Наши акценты
Шедевры
Открытие
Книги
музыкальное издательство
Золотая библиотека
от антологии к фонотеке

золотая библиотека. От антлогии к фонотекеИздательство «Дека-ВС» основано в 2001 году, оно хорошо известно как любителям, так и профессиональным музыкантам. Заслуженную популярность снискали многочисленные книги и ноты, а визитной карточкой издательства стала 36-томная серия «Золотая библиотека педагогического репертуара» для учащихся музыкальных школ. Она содержит сочинения для разных инструментов и хора во всем многообразии их жанров и вполне зримо отражает ход развития классической музыки за три последних века. Данная серия является бестселлером — она востребована школами, педагогами, учащимися в России и за рубежом. Об истории и особенностях проекта рассказывает его автор — руководитель издательства «Дека-ВС» Владимир Упорин.

— Владимир Владимирович, мне известно, что предметом Вашей деятельности в Министерстве культуры СССР, а затем и на Центральном телевидении была музыка. Как к Вам пришла мысль создать музыкальное издательство?

— Да, работа была связана с музыкой: в Министерстве — с учебными заведениями и наукой, на телевидении — с производством музыкальных программ. Сфера деятельности — макроуправление. Всегда хотел конкретной работы, тяготел к ней. В 1998 году впервые подумал об издательстве и определил для себя контуры задач. Ждал только случая.

— Но почему издательство, а не другие виды учреждений? Издательское дело ведь требовало опыта?

— Я имел пятилетний опыт работы (70-е годы) в самом крупном тогда издательстве «Музыка». Заведовал редакцией учебников и учебных пособий. Там был первоклассный коллектив, и я многому научился. Дружба с коллективом сохранилась.

— Издательство состоялось, следовательно, случай, которого Вы дожидались, наступил. Что это за случай?

— Этот случай — пустые полки нотных магазинов к концу 90-х. Причины — тема для исследований, но два очевидных обстоятельства лежат на поверхности: крах заказчика в лице государственной системы оптовых закупок и механизмов доставки; второе — пьянящий ветерок коммерческой свободы, который достиг кабинетов музыкальных издательств. Стали гнать тиражи выгодных, а не нужных наименований, да еще кустарным способом. Кто помнит, тогда тощенькие брошюры со странным подбором сочинений на запредельно плохой бумаге заполнили прилавки, но проблему дефицита не решили. Лево-коммерческую макулатуру по определению нельзя было сложить в систему.

— Ваше издательство быстро приобрело известность благодаря новаторской по своей сути серии сборников «Золотая библиотека педагогического репертуара». Как возникла идея этого проекта?

— В 2000 году я обратился в «Музыку» с идеей создания на ее базе фундаментального педагогического репертуара, который бы мог существовать как компактная универсальная библиотека музыкальной школы. Этой идеей и была система нотных папок.

Как план-задание издательства она могла бы выглядеть так: в каждую папку вкладывается несколько тетрадей, которые формируются по жанровому принципу. Например, для специальности «фортепиано»: тетрадь №1 — Этюды и виртуозные пьесы, №2 — Полифонические произведения и старинные танцы, №3 — Крупная форма, №4 — Пьесы, №5 — Избранные пьесы из фортепианных циклов, №6 — Ансамбли в четыре руки. Номер папки (для фортепиано их семь) указывает степень трудности: чем выше номер, тем труднее сочинения. Папки формируются не по коммерческому, а профессиональному принципу. Объем каждой диктуется необходимостью знакомства с кругом сочинений определенной эпохи, определенного композитора. Средний объем — от 250 до 300 страниц. Весь репертуар предназначен для начальных, средних и старших классов. Конкретное деление по классам: 1-3, 3-5, 5-7.

Но в «Музыке», несмотря на весьма дружественное отношение, меня не поняли. Редакции не пожелали встать в одну упряжку. И это естественно.

Я решился на организацию издательства, и в этом мне оказал помощь, которую трудно переоценить даже спустя 15 лет, неравнодушный человек — профессор Московской консерватории, заместитель председателя Союза композиторов России, а ныне главный редактор Вашего журнала Всеволод Задерацкий.

— С чего началась работа?

— Естественно, с регистрации, с пустого листа и абсолютно безденежного состояния. Помогли близкие и неравнодушные люди. Первые папки были фортепианные, и получить грант Министерства культуры РФ на их издание помогла заместитель начальника департамента Суфия Мураталиева. Наша сердечная благодарность! Мы ее не подвели — наши папки в 2003 году стали лауреатом конкурса «Книга года» в номинации «Лучший издательский проект». Это открыло дорогу для участия в Федеральной целевой программе «Культура России». Участвуем уже 10 лет. В 2004 году мгновенно понял значение проекта «Золотая библиотека педагогического репертуара» директор Государственного Центрального музея музыкальной культуры имени М. И. Глинки Анатолий Дмитриевич Панюшкин и открыл бесплатный доступ к библиотеке музея. Он мечтал сделать музей научно-просветительским центром, и издательство в этом направлении с ним сотрудничало. Подготовка и издание мемуаров и научных трудов об отечественной музыкальной культуре была важной совместной темой. Он воистину был неравнодушный человек.

Если бы меня сейчас спросили, отважился бы я снова пройти весь этот путь, я бы сказал твердое «нет». То, что он пройден — чудо.

— Как создавались «Нотные папки»?

Нотная папка пианиста №1— Создание «Нотной папки» это порядок дел. Как автор идеи я должен был сделать первый шаг: создать авторский коллектив. Это должны были быть громкие имена, специалисты с непререкаемым авторитетом, которые имеют право нарушать традиции и своем творчеством в нашей области преодолеть (во всяком случае, расширить) рамки узко-цеховых традиций и взглядов. Список был создан быстро. Уверяю, что ошибки были сведены к минимуму, ибо выдающиеся и талантливые люди были средой и условием моих предшествующих должностей. Я знал многих, с некоторыми был дружен и уж точно представлял себе, кто из них что и как умеет делать. Поэтому вначале был список, потом переговоры, потом договор и издательский контроль его исполнения.

В беседах многократно проговаривалась и уточнялась идея, параметры будущего издания. Дальше должен быть поиск самих сочинений, которые бы являлись выдающимися образцами композиторского творчества, либо шедевров музыкально-педагогического письма. Приветствовалось подключение к поиску коллег авторов, поиск материалов за рубежом, в частных библиотеках старейших педагогов и, конечно, во всех российских библиотеках. Такие хорошо организованные поиски потом принесли результаты: для фортепиано, например, был найден неизвестный и не публиковавшийся Концерт №3 Иоганна Кристиана Баха (op.&7, издание библиотеки Лондонской Королевской оперы 1795 года), «Прощание с роялем» Бетховена киевское издание 1905 года и некоторые другие. В целом был восстановлен грандиозный пласт русской музыки XIX-XX веков. А Нотная папка пианиста №6, например, с одобрения Союза композиторов России, содержит произведения только советских композиторов. Уверяю вас, там есть что послушать.

— Педагоги, использующие ваши издания в своей работе, особо отмечают необычность предложенного репертуара: многие пьесы стали для них настоящим открытием «жемчужин».

— Это естественно. Все лучшее, что издавалось ранее, сведено в единое издание, серию, это первое. И второе — только фортепианный материал, ввиду его широты и чрезмерного количества, позволил углубиться в поисках шедевров на 150 и более лет назад. В результате то, что было забыто или исключено из репертуара сознательно — восстановлено! Эти-то сочинения, пролежавшие как бы в «запасниках» от 50, 90 и более лет, и воспринимаются как открытие. Я радуюсь, потому что это процесс восстановления и сохранения нашей культуры.

— Я внимательно просмотрел все семь папок пианиста и увидел, что это фактически антология классического музыкального искусства.

— Да, все признаки антологии — лучшие образцы, лаконичность, все многообразие музыкальных жанров, видов и форм европейской классической музыкальной культуры. Сам по себе учебный репертуар есть феномен культуры, повседневная жизнь которого обеспечивалась и обеспечивается подвижническим трудом музыкантов. Если в учебном издании ощущается дыхание истории (в данном случае — впечатление антологии), то это есть итог хорошо организованной издателем работы творческого коллектива.

— Предполагается ли пополнение репертуара по каждой специальности, скажем, фортепиано?

— Способность к пополнению репертуара в системе заложена. Наглядно она проявила себя пока что в нотных папках пианиста: основной материал по классам содержится в первых пяти, добавочный, под рубрикой «Концертный репертуар» — в шестой и седьмой папках. Число последних может значительно возрасти, если сюда включить неизвестные сочинения зарубежных композиторов прошлого и настоящего, опусы современных российских композиторов. Но все это уже отдельная громадная работа, нуждающаяся в осмыслении. В последних двух фортепианных папках мы лишь определили ее вектор. Сейчас обсуждается издание восьмого выпуска, всецело посвященного жанру фортепианной транскрипции.

— К «Нотным папкам пианиста» стали прикладываться аудиозаписи напечатанных произведений. Это развитие проекта? В чем Вы видите преимущества такого необычного, по-настоящему новаторского для отечественной педагогики формата?

— Это второй этап развития проекта. Как всегда, начали его с озвучивания фортепианного репертуара и к настоящему моменту записали все семь нотных папок. Это почти 700 сочинений, 1800 страниц нотного текста. Они заняли звучащее пространство 18 CD и расположились в семи альбомах (по количеству папок). Четыре альбома уже вышли, остальные надеемся выпустить к учебному году. Подготовка и запись потребовали больших средств и заняли без малого два года. Весь проект посвящен 90-летию со дня рождения великого музыканта, профессора Московской консерватории Льва Николаевича Наумова. Запись сделали его ученики разных лет: Вера Кравцова, Даниил Копылов и Алексей Кудряшов (внук Наумова).

Я глубоко уверен, что слуховой опыт первичен. В данном случае создано средство (система озвученных сочинений), позволяющее знакомиться с музыкой для определенного инструмента не только через исполнение, но и через прослушивание сочинений. Надеемся, резкое возрастание музыкального материала, освоенного двумя способами, их последующая жизнь в диалектическом единстве приведут к совершенствованию методики и новым открытиям. Это глубокая и важная мысль. У ее истоков — Г. Нейгауз, Е. Тимакин и другие выдающиеся отечественные педагоги.

— При озвучивании сознательно избран концертный стиль?

— Существует, конечно, методический показ с подчеркиванием тех элементов в исполнении, которые необходимо ученику освоить. Сколько детей, столько индивидуальностей, и предусмотреть показ в методологических целях для всех значит заведомо создать механический вариант исполнения типа «табакерки».

Концертный вариант — это один из возможных вариантов прочтения композиторского текста, в самом принципе заложено приглашение к участию в творческом процессе педагога и ученика, т.к. предполагаются анализ и собственный вариант убедительной игры.

И еще. Концертное исполнение и мастерство, которое по известным причинам в большинстве случаев у учеников отсутствует (не берем вундеркиндов и контингент специальных школ), позволяет ощутить в системе учебного материала антологию — дыхание истории. В этом качестве педагогический репертуар предстает как одна из важнейших констант эстетики, сформированной великой классической музыкальной культурой.


Беседовал
Александр КУЛИКОВ